Меню
16+

«Знамя Труда». Газета Муромцевского района Омской области

30.10.2020 11:48 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 43 от 30.10.2020 г.

Такая жестокая расплата

30 октября мы отдаем дань памяти россиянам, ставших жертвами или пострадавших от политических репрессий. Как известно, пик массовых сталинских репрессий пришелся на 1937-38 годы. Вторая волна политических «чисток» прошла в 1941-45 годах. Именно в этот период был арестован и осужден глава семьи Земцовых, впоследствии он и его дети были реабилитированы.

Жизнь простого деревенского мужика Степана Земцова, потомственного плотника, в одночасье была растоптана, гонениям подвергалась и его семья. Подробности я узнала из рассказа его дочери, Нины Степановны (в замужестве Рыбочкина), проживающей в Муромцево, а также из уникальных архивных документов по его делу. Сколько их было таких наскоро сфабрикованных дел и поломанных человеческих судеб?! Не сосчитать!

С большим волнением я перечитывала копии допросов и обвинительного приговора по делу Земцова. Мороз по коже, когда прокурор Хабаровского края хладнокровно предлагает ему меру наказания – расстрел с конфискацией имущества, которая затем затем изменена на 10 лет лагерей. Сболтнул человек в разговоре лишнего, а может и вовсе ничего не говорил, и такая жестокая расплата…

Рассказ дочери Нины

Мне исполнилось два года, когда забрали отца. Случилось это 13 октября 1941 года, аккурат в день моего рождения. Хотя была маленькая, помню, как мы с братом и мамой выскочили на улицу вслед и ревели все во весь голос. На тот момент старшему брату Юре было 3 года, а младшей сестре Галинке 3 месяца.

Жили мы тогда на Дальнем Востоке, в селе Верхняя Эконь Хабаровского края. Я там и родилась. Родители переехали в эти края из Тевриза, где мама, Анна Савельевна, окончила фельдшерские курсы. Знаю, что тогда набирали сильных мужиков лес валить на Дальний Восток, папа завербовался, и мама с ним поехала. Он вообще хорошо работал с деревом, был плотником и строителем. Сам срубил наш дом из толстых бревен, правда, достроить до конца не успел – арестовали. Так мы в недострое потом и жили.

Конечно, очень тяжко пришлось. Соседи нас сторонились, не желали общаться. Когда отца арестовали, мама была в отчаянии, много плакала, даже хотела, чтобы младшая сестра умерла. На работе ее сразу понизили – перевели в санитарки. Чтоб нас прокормить, бралась за любую работу. Ее не стало в 67 лет – сердце не выдержало.

Мы росли безотцовщиной, предоставленные сами себе. Брата мальчишки били – «твой отец враг народа». Вечно голодные, одеты кое-как, мы на уроки могли запросто проспать — учителя уже не обращали внимания. Юра учился хорошо, после школы поехал в город Комсомольск, хотел учиться дальше, но его никуда с таким «клеймом» не принимали, пошел слесарем на ТЭЦ. Всю жизнь там и проработал. У него тоже сердце больное было, унижения не прошли даром.

Я, окончив 8 классов, уехала в город, устроилась работать на стройку, комнату дали. Потом и младшая сестра приехала, а позже маму к себе перевезли. Вышли замуж, появились дети. Своему супругу я не стала говорить, что дочь репрессированного, так он спустя годы упрекнул: мол, если бы знал об этом, не женился на тебе. Хотя отец ведь ничего плохого не делал – был сильный, смелый, работящий, мечтал о том, чтоб люди жили лучше. А ему приписали, что агитировал против Советской власти, арестовали и сослали в Читу – маме потом письма оттуда приходили. Где-то там и захоронен.

Из материалов дела

№ 253

Внук Степана, Вячеслав Юрьевич, спустя много лет сделал запрос в Управление ФСБ по Хабаровскому краю. Получил ответ на 14 листах – копии из следственного дела № 253 по обвинению Земцова Степана Сергеевича, 1904 г. р., плотника и столяра артели «Прогресс». В глаза бросается следующее. 13 октября на первом допросе в НКВД в г. Комсомольске следователь предлагает обвиняемому подробно рассказать о «враждебной деятельности, направленной против Советской власти, которую проводил среди рабочих промартели», на что Степан отвечает: «Никакой враждебной деятельности против Советской власти я не проводил и не знаю, о чем рассказывать». В те же сутки, только ночью, его снова допрашивают. А 18 октября, во время очередного ночного допроса, очевидно после того как с ним крепко поработали, выбивая показания, Степан уже готов признаться в чем угодно: «Да, были случаи, я антисоветски высказывался не один раз, а несколько, поэтому не помню, где и что говорил». 23 октября ему уже предъявили постановление о привлечении в качестве обвиняемого в преступлении, предусмотренном ст. 58-10, ч. 2 УК РСФСР. На вопрос, считает ли себя виновным, отвечает: «Да, я виновным признаю себя полностью. Я действительно часто высказывался среди рабочих артели враждебно к Советской власти, а также и возводил контрреволюционную клевету на вождя ВКП (б) и Советского правительства».

4 ноября, после обвинительного заключения прокурора, следственное дело было направлено на рассмотрение Особого совещания при НКВД. 9 ноября составлен протокол об окончании следствия. Дело состояло из 1 тома на 72 листах. Обвинения строились в основном на показаниях старшего бухгалтера артели Павлова. Мол, Земцов норму недовыполняет, слышал от него недовольство существующим порядком и законом. Остается только догадываться, был ли свидетель по натуре завистником и стукачом, или, может, его просто принудили пойти на сделку с совестью…Такое тоже случалось нередко. И наконец, протокол от 21 февраля. Особое совещание при Наркоме Внутренних дел СССР вынесло решение: за антисоветскую агитацию заключить Земцова Степана Сергеевича в исправительно-трудовой лагерь сроком на 10 лет.

Послесловие

В начале 2000-х Нина Степановна вместе с мужем переехала жить в Муромцево, уже сюда ей прислали «журнальчик», где были напечатаны списки реабилитированных, нашла там и фамилию своего отца. «Столько много безвинно осужденных! – горько сокрушается она. И добавляет: — У всех нас, кого коснулись репрессии, судьба одинаковая. Прошли через горе и унижения. Я удивляюсь, как жива еще, ведь нервы с детства расшатаны… Потому и согласилась рассказать, чтобы люди помнили…».

Ольга Мартынец.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

35