Меню
16+

«Знамя Труда». Газета Муромцевского района Омской области

13.12.2018 10:59 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 49 от 13.12.2018 г.

Один на один со стихией оказалась фельдшер скорой помощи

Когда фельдшер скорой помощи Муромцевской ЦРБ Лариса Анатольевна Филимонова выезжала в тот вечер на вызов, она и подумать не могла, что сама окажется заложницей снежного плена.

Вызов, который станет настоящим испытанием для медиков, на телефон скорой поступил 30 ноября в 23.04. Мужчина в крайнем волнении рассказал, что он из деревни Юрт-Бегамак, его жене очень плохо, болит живот, и, по его мнению, она находится в крайнем критическом состоянии.

Для сведения читателей, Юрт-Бегамак – это маленькая деревня Бергамакского сельского поселения, в которой из жилых осталось всего несколько домов. Весь тот день была сильная метель, о чём в своих СМС на телефоны граждан предупреждала служба МЧС. Специалист скорой спросила мужчину, как у них с дорогой, потому что деревня от основной трассы находится в полутора километрах. Мужчина ответил, что дорога заметена, но он выйдет с фонариком и встретит медиков.

Лариса Анатольевна, которая в тот день дежурила в бригаде, немедленно выехала на вызов, думая только о том, чтобы успеть помочь женщине. Автомобиль скорой с трудом, буксуя, но доехал до свёртка на деревню и на 23-м километре встал – дальше пути не было, и их никто не встречал. Что делать? Медработник с водителем принимают решение доехать до д. Окунево, где хотя бы есть сотовая связь, чтобы связаться с коллегами. О сложившейся ситуации Лариса рассказывает другому врачу бригады скорой помощи и советуется, что предпринимать дальше. Они категоричны в том, что оставлять пациентку в смертельной опасности и возвращаться назад нельзя, нужно пробивать дорогу до деревни, а для этого надо искать трактор.

Водитель скорой помощи Владимир Викторович Завалов возвращается снова на свёрток, который идёт на Юрт-Бегамак. Медицинский работник выходит из машины, делает буквально несколько шагов в сторону деревни и проваливается по колено. Её чемодан весит 10 килограммов, и Лариса понимает, что она сама ещё как-то может пробираться по снегу, но унести все инструменты не в силах. Она достаёт всё, что необходимо для оказания неотложной помощи, раскладывает по карманам и мужественно ступает в кромешную темноту. Через несколько метров появился светящийся фонарик и тот, кто обещался их встретить. Мужчина в двух словах объяснил, что женщине не становится легче, они попробовали её транспортировать до скорой на санках, но ничего не получилось, сани тонули в снегу, а супруг ещё и ногу подвернул.

Лариса — человек не из робкого десятка и видела за много лет работы всякое, но ту ночь вспоминает с содроганием:

«Метель завывает жуткая, в радиусе метра ничего не видно, темно, а я иду вслед за незнакомым мне человеком. Честно признаюсь, что за те часы, что мы пробирались по снегу, появлялись разные мысли: а кто меня там ждёт, а если там вообще больная, голос которой мы даже не слышали. Я старалась не смотреть по сторонам, потому что было страшно, обернулась назад, а моего следа уже нет, мгновенно замело».

Промёрзшая до костей, почти в три часа ночи она наконец-то переступает порог дома, где требуется её помощь. Главным на тот момент было оценить состояние пациентки, насколько оно серьёзное. И как выяснилось, женщина буквально накануне была в поликлинике на приёме у врача, где ей предложили госпитализацию, от которой она отказалась, сославшись на то, что некому ухаживать за её домочадцами. Осмотрев пациентку, Лариса Анатольевна предлагает ей снова госпитализацию…

В это время другой врач бригады скорой помощи со своего поста, действуя в соответствии с инструкцией, звонит в те службы, где, казалось бы, должны помочь любому, попавшему в беду. К её великому изумлению, везде один ответ – возможности на выезд нет, в такую погоду наша техника не проедет, ждите, пока трактора тоже нет, а дорожники начинают работать только с шести утра. Врач признаётся, что у неё у самой волосы на голове зашевелились, когда она представила, что её коллеги будут находиться на заснеженной дороге всю ночь. Бензин выдаётся на каждый автомобиль по нормам, и что им делать, если машина заглохнет совсем?

В Юрт-Бегамаке параллельно этому Лариса Анатольевна решает, каким образом они будут доставлять пациентку до автомобиля – тащить на себе, на санях или ещё как-то. Но в этой ситуации больше всех удивила сама больная, которая вдруг неожиданно ожила (видимо после укола) и заявила, что ей стало легче, и никуда она не поедет. Мужчин своих она бросить не может, кто им будет готовить. Ошарашенная этим заявлением, Лариса пытается убедить её, что сейчас стало лучше, но организм может повести себя по-разному, впереди ещё вся ночь, и если уже медработник у неё, то нужно ехать в райцентр. Женщина наотрез отказывается, и медика провожают за порог, в ту же темноту и холод. Сопроводить её вызывается уже кто-то другой, но, как признаётся Лариса, ей было уже всё равно – только бы хватило сил вернуться назад к машине.

Когда мне на станции скорой помощи рассказывали этот случай, я увидела слёзы на глазах медиков, и больше даже не от того, что их коллега чуть живая, посиневшая от холода полпятого утра вернулась с вызова, а от обиды, что здоровые мужики, которые в тот момент находились в тепле, не отозвались и не пришли на помощь – никто! Только другой водитель ЦРБ прорвался сквозь пургу и уже под утро привёз ещё бензина, чтобы его коллеги не замёрзли.

К работе медицинских работников у каждого своё сугубо личное отношение: кто-то их критикует, а кто-то их от души благодарит. Минусы и плюсы при желании можно найти в любой сфере. Но при этом нельзя не замечать, в каких подчас условиях медикам приходится выполнять свои профессиональные обязанности. Поэтому, требуя, нельзя забывать и о том, что это тоже люди, к которым нужно проявлять человечность.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

128